Первая зимняя практика

3 июля 2016 - Администратор
Из воспоминаний М. Буш


     Началось всё с того, что благодаря нашему «ответственному» за выезды сорвался выезд на зимние каникулы в Центрально-Лесной заповедник. Мы не знали, что делать. Чтобы срывался выезд! Бардак! Да, раньше такого никогда не было. И тут Анне Сергеевне пришла в голову неплохая идея: устроить зимнюю экологическую практику. Чем мы будем заниматься на этой практике? А вот это уже другой вопрос. Говорили о каких-то занятиях… Это не очень впечатляло. Зимние каникулы! Хочется чего-нибудь полевого, маршрутов по зимнему лесу. Над этим вопросом оставалось только думать и думать. Но на данный период в кружке в рабочем состоянии пребывало только четыре человека. А именно: я, Ксю, Саня и Эндрюс. Сами посудите, какая может быть практика для четырёх человек?! Теперь нашей основной задачей было набрать людей.

    Набор осуществлялся не очень гуманным образом по отношению к нам. Ночами не спавши, мы сочиняли объявления для привлечения школьников. А поутру в мороз -300 С, прогуливая школу, Саня, я и Эндрюс бегали по всем окрестным школам с объявлениями и рекламой о нашем замечательном кружке. Народ вроде заинтересовался. Это уже радовало. Собрание перед практикой мы решили провести второго января, а практика начиналась третьего…

    Прошло несколько дней. Закончился 2000 год, а вместе с ним и двадцатый век… Эх! Быстро летит время! Настало второе января. По пути на собрание меня не оставляла пугающая мысль: «А, что если никто не придёт? Как же зимняя практика?» Мои опасения подтвердились. Кроме нас никто на собрание не пришёл. Но зимнюю практику решили делать, несмотря на такое мизерное количество участников. Во-первых, потому что мы все этого очень хотели, во-вторых, чтобы окончательно не раскиснуть, а втретьих, Анна Сергеевна придумала для нас одно очень интересное дело, правда сначала долго отказывалась говорить какое.

    Некоторое время спустя Анна Сергеевна рассказала нам о своей, на мой взгляд, просто гениальной идее. А именно: УЧЁТ ЗВЕРЕЙ ПО СЛЕДАМ!!! Заманчиво звучит, не правда ли? Я сразу представила себе, как я иду по зимнему лесу, а вокруг следы ночной жизни животных… Стало очень интересно. Анна Сергеевна вкратце изложила очень простую и симпатичную методику. Заключается она вот в чём. Человек идёт по кольцевому маршруту и отмечает следы животных, пересекающие это кольцо, указывая, входит зверь в кольцо, или же выходит. Также при встрече следов отмечается биотоп и номер квартала. По ходу учета следы затираются, чтобы на следующий день учитывать только свежие. Всем эта затея очень понравилась. В ней было всё: зимний лес со своими удивительными загадками, которые эти 15 учёты хоть немного помогут нам разгадать, и прелести полевой жизни: домик с печкой, песни под гитару и тёплая компания хороших друзей…

    На следующий день я, Саня, Ксю и Эндрюс уже были в кружке с рюкзаками в предвкушении чего-то нового, неожиданного и греющего душу. Сначала мы направились в Санин маленький домик четыре на четыре квадратных метра, который Санька любезно предоставила нам для жилья. Когда мы вошли в домик, мне он показался просто превосходным и очень удивительным. Если какой-нибудь случайный прохожий зайдёт в этот домик, он скорее всего не поймёт меня. Мол, чего может быть прекрасного в маленьком неприбранном доме, в котором полно животных и куча неизвестного очень старого хлама?!

    На мой же взгляд, в этом доме витает какой-то старинный полевой дух. В клетках сидят крысы, морские свинки и кролик. Охраняет дом наш любимый ротвейлер Арнольд. На стенах висят старые рюкзаки и штормовки. Рядом с печкой лежит поленница дров. В одно очень толстое бревно воткнут топор. У стен стоят три кровати. Над одной из них нарисованы две одинаковые цапли, но разного размера. Дом насыщен разными удивительными старинными вещичками. На полу стоит несколько чайников годов шестидесятых. Дом пропитан этой эпохой. Домик напоминает одновременно и музей, и живой уголок, и просто неприбранную комнату. Все эти три не очень совместимые вещи сочетаются в одном. У меня аж сердце замерло от той мысли, что здесь я буду жить в течение недели. Да, о таком можно было только мечтать! Как я завидую Сане! Хотя, возможно, она не видит в этом доме ничего необыкновенного. Ведь она живёт тут так долго!

    Так вот. Пока мы разбирали рюкзаки, разбирались с едой и другими чисто бытовыми моментами, к нам пришла Анна Сергеевна во всей своей «боевой» готовности. Пять минут спустя мы уже вышли из домика и записывали в полевые дневники погоду. На первый маршрут решили пойти всей группой в пойму. Испробуем этот метод учёта зверей по следам, научимся узнавать следы животных без определителя, и можно будет ходить на самостоятельные маршруты уже по два человека. С Нижних Дач мы вышли к Костиному пруду, потом шли по лесу по Вальцевской тропе до «столбов» — границы заказника. От столбов мы спускались в пойму и шли по пойме где-то километра два, затем опять поднимались в гору и лесом вернулись домой.
Саня Веселовская. ЗБС, январь 2001 г.

     Первые следы мы встретили уже в самом начале нашего маршрута. Это были следы лисицы. Мы их тщательно промеряли и зарисовывали, затем всю информацию о них заносили в таблицу. Шли мы кучно. Под ногами скрипел снег. Кое-где раздавался стук дятла и скрип дерева, постоянно пролетали мимо различные виды синиц. В общем, жизнь в лесу кипела. Когда мы шли по Вальцевской тропе, Анна Сергеевна показывала нам следы разных животных и объясняла, чем они отличаются, а еще рассказывала 16 про биологию этих животных и давала много полезной информации, которая для зимних учётов просто необходима. Мы очень внимательно слушали, коечто помечали в полевых дневниках.

    А когда спустились в пойму, нам стали буквально через каждые два шага попадаться следы лисы. Лиса, по-видимому, хотела нас извести и у неё это получилось. Представите, каково в течение двух километров постоянно останавливаться и отмечать след. Во время маршрута мы всем кружком проклинали эту лису. На самом же деле лисичка просто решила немножко поохотится, даже не подумав о том, что каким-то людишкам взбредёт в голову учитывать её следы. В этот день мы ещё видели следы белки, зайца, горностая и куницы. К концу маршрута все были полны хороших впечатлений, несмотря на зловредную лису. Когда мы пришли домой, дядя Боб сообщил нам хорошую новость. К нам пришёл новый юннат, точнее юннатка. Зовут её Даша. Она уже посмотрела кино про Хопёрский заповедник, сейчас будет смотреть про Шульган-Таш.

    Все, обгоняя друг друга, устремились домой к Анне Сергеевне. Нам не терпелось взглянуть на человека, единственного из нескольких сотен, кто всё-таки к нам пришёл. Мы очень обрадовались появлению в кружке нового человека, ведь надежду на это мы потеряли ещё вчера на собрании. На вопрос Анны Сергеевны — «Почему ты пришла на практику, а твои друзья — нет?» — Даша ответила коротко и лаконично: «Им интересней смотреть телевизор, а мне это уже надоело».

    Мы одобрили Дашин подвиг и пошли вместе с ней обедать в Санькин домик. Даша сообщила, что жить с нами не сможет, и её будет привозить папа каждый день на машине. Дежурили мы по двое. В этот день сию функцию выполняли я и Ксю. На обед приготовили макароны с колбасным сыром, которые очень даже удались. В этот день нам ещё предстояло занятие, посвященное обработке результатов этих учётов, а также было необходимо нанести сегодняшний маршрут вместе с пересечениями следов на карту и посчитать, сколько каких зверей мы сегодня на учитывали.
Даша Шурыгина и Рита Буш на маршруте. ЗБС, январь 2001 г.

     Занятие прошло очень удачно, Анна Сергеевна дала нам формулы по которым можно оценить относительную численность животных, рассказала интересные факты из их жизни в лесу. Анна Сергеевна рассказывала настолько интересно, что хотелось сейчас же бежать на маршрут и считать Саня Веселовская. ЗБС, январь 2001 г. 17 зайцев и прочих хозяев леса, но за окном было уже темно, да и согласно методике следы необходимо учитывать в одно и то же время суток. Внезапно отключили свет, и пришлось рисовать маршрут при свечке, что захватывало дух ещё сильнее. Сначала на лист А4 мы нанесли линию маршрута, а потом, согласно записям в полевых дневниках, отметили стрелочками разных цветов направления следов и количество пересечений, вспоминая до мельчайших подробностей всё, что происходило на том или ином отрезке нашего пути. Внезапно за Дашей приехал папа, и мы с ней распрощались, предварительно договорившись о завтрашнем дне, который нам сулил новые маршруты, новые впечатления… Остаток дня был посвящён пению песен под гитару. Очень отчетливо помню, как я лежу и засыпаю, перед глазами мелькает снежная дорога со следами, а мягкие и мелодичные звуки «Телеги» действуют на меня убаюкивающе…

    Вот так прошёл наш первый и очень насыщенный день зимней практики. На следующий день с утра приехала Даша, пришла Анна Сергеевна, и все были в сборе. В этот раз решили сделать несколько маршрутов по группам. Группы распределяли в соответствии со знанием следов, способностью ориентироваться в пространстве, дежурством и т. д. Сане и Эндрюсу достался маршрут в Мелеевский овраг, Даша и Анна Сергеевна решили опять идти в пойму, а мы с Ксю отправились на самый длинный маршрут, состоящий из двух маршрутных колец. И вот, записав погоду, и договорившись о контрольном сроке, назначенном в три часа, мы разошлись.

    Наш с Ксю маршрут некоторое время шёл вместе с маршрутом Сани и Эндрюса. Первой частью маршрута являлась, пересекающая шоссе Дятлова тропа. Здесь в основном попадались следы некрупного хищника — ласки, а также белки, мелких грызунов, куницы и следы вездесущей лисицы. На маршрутах мы смотрели не только следы животных, но и слушали птиц, а также смотрели побеги деревьев и кустарников в безлистном состоянии. Следующей частью маршрута была Мелеевская дорога. Здесь, кроме всего прочего, в изобилии имелись следы рябчика. Эти две части маршрута проходили по достаточно тёмному ельнику. Дальше Мелеевская дорога заканчивалась, и на этом наши маршруты разделялись. Маршрут Сани и Эндрюса шёл в Мелеевский овраг, а мой с Ксю в противоположную сторону — в 25 квартал. 

    Очень странное место 25 квартал. Во-первых, там нет никакой дороги, и мы с Ксю, по всей видимости, были первыми, кто здесь проходил в ближайшее время. Во-вторых, там сплошные завалы и очень густой еловый подрост. Место очень тёмное и таинственное, следов практически нет. Прямо царство Кощеево… Мне это место не сильно нравится. И не потому, что там темно, завалы и глубокие сугробы -нам, полевым людям, всё нипочем!), а потому, что там нет ни птичек ни следов. Как-то скучно и неинтересно. И вот, миновав это страшное место, мы вышли на широкую просеку – квартал № 26. Эта просека очень светлая и солнечная, постоянно стучат дятлы, в основном большой пёстрый, следов не очень много, в основном беличьи. Из всего маршрута эта часть наиболее живописна. Итак, пройдя пятьсот метров, мы заворачиваем и идём по границе 26-го и 27-го кварталов. Здесь преобладает еловый подрост, практически никаких деревьев здесь не увидишь. В сумерках в этом ельничке ласки охотятся на полёвок. А летом, в моём представлении, здесь растут мухоморы. Этот уголочек тоже слегка напоминает мне Кощеево царство, но здесь царит веселье, в отличие от «мёртвой зоны» 25-го квартала.


     Миновав эту границу, мы пошли по Шараповской дороге, которая тянулась где-то два километра. Вот тут-то и началось самое интересное… Я и Ксю шли неторопливо, учитывали следы, беседовали о жизни и слушали птичек. Времени до контрольного срока оставалось много и мы прекрасно укладывались.

    И тут нам стали попадаться следы зайца. Мы, конечно, несказанно обрадовались. Следы сего зверя были у нас довольно редки. Но по мере нашего продвижения, заячьи следы стали попадаться всё чаще и чаще. И все эти следы надо было замерить, указать привязку и описать биотоп. Скоро нам стало это надоедать. Нельзя было сделать ни шага, не наступив в заячий след. Мы скрупулёзно отмечали эти следы, напевая: «Как же меня достали, зайцы, играющие на нервах!» Стало ясно, что к контрольному сроку мы уже не успели.

    Путь до дома не близок, а коварный заяц отступать не собирается, а скорее наоборот… Нам с Ксю уже стало не до шуток. Анна Сергеевна предупредила, что в случае нашей задержки, она отправляется нас искать. Время шло, мы продвигались очень медленно, проклиная нашего ушастого «друга». Примерно через час мы вышли на завершающую часть нашего маршрута — Танковую дорогу. Контрольный срок давно истёк, а мы с Ксюном продолжали учитывать следы «косого паразита», представляя себе разные ужасы, которые творятся на биостанции. Заяц решил не отступать, и мы не расставались с его следами почти до конца маршрута, где он, в конце концов, сменил гнев на милость. Маршрут закончился…

     Когда мы наконец-то добрались до дома, выяснилось, что Анна Сергеевна собралась ехать нас искать на лошади. Сначала она нас отругала за столь серьёзное опоздание, но когда мы объяснили Анне Сергеевне причину, она развеселилась. Ей было смешно слушать, как заяц-беляк издевается над детьми посредством перебегания нашей тропы.

    Несмотря на то, что мы опоздали на два часа, нам очень не хотелось идти домой. Заяц беляк почему-то уже не вызывал у нас ненависть. За время нашего маршрута зайчик стал нам настолько родным, что мы с Ксюном были бы не прочь пройти ещё столько же в компании его следов. Но, к сожалению, это будет возможным только на следующий день.

    Спустя некоторое время, пообедав, мы сидели в кружке и рисовали маршрут, который нам необыкновенно понравился. Оказалось, что у нас с Ксю звериный урожай был гораздо больше, чем у остальных. И ещё напрашивался вопрос: кто будет автором этой работы? Кто будет обсчитывать полученные данные и защищать работу на конференциях? Я сразу же предложила свою кандидатуру, ведь моя летняя работа по бабочкам получилась не совсем удачной. Она уже поучаствовала на одной конференции, в качестве стендового доклада, а в том, чтобы её возить на остальные конференции, я не видела смысла. После долгих раздумий и обсуждений совет кружка согласился отдать эту работу мне, но с одним условием. Через неделю истекал срок отправки тезисов на конференцию в Обнинск, и за это время из наших учётов необходимо было извлечь хоть какие-то результаты. Я решила, что буду очень стараться и за неделю все сделаю.

    На следующее утро мы были в сборе и выходили на маршрут, в предвкушении зайцев, лис и много кого ещё. Мы с Ксю пошли опять на наш любимый маршрут — «Заячий», как мы его назвали. Сначала Дятлова тропа, потом Мелеевская дорога, далее мы с Ксю и Саня расходимся. Потом идёт жуткий 25-й квартал, в котором опять не было следов. Дальше моя любимая светлая просека — 26-й квартал, где мы идём по лыжне -к большому неудовольствию лыжников) и встречаем в основном следы белок. Потом поворачиваем и идём среди елового подроста по границе 26-го и 27-го кварталов.

    Когда мы с Ксю вышли на Шараповскую дорогу, мы ожидали, что заяц опять не пустит нас домой вовремя. Но на этот раз все было иначе. Следов зайца было очень мало, мы по нему соскучились и поэтому очень расстроились. Вот мы уже идем по по Танковой дороге, но заяц, к сожалению, в этот день перебежал ее всего несколько раз.

    Закончился очередной учётный день. Жизнь в домике текла полным ходом. Дежурили мы через день. Я с Ксюном и Саня с Эндрюсом. И у нас по этому случаю родилась замечательная шутка: «Ксю, у меня для тебя две новости. Хорошая и плохая. Плохая, — это то, что нам с тобой сегодня ещё готовить ужин, а хорошая, что мы с тобой завтра не дежурим!» И наоборот, и так каждый день. Эта поговорка вызывала у всех массу восторга. Вечером, после того, как все рисовали маршруты, каждый занимался своим делом. Я обсчитывала полученные данные, Саня писала отчёты о выездах в различные заповедники, Эндрюс и Ксю занимались ещё чем-то. Перед сном пели песни под гитару. В общем, всё текло как по маслу. С утра опять ходили в лес учитывать зверей. Каждый из этих дней приносил всем счастье и глубочайшую удовлетворенность жизнью. Но неожиданно подкрался конец школьных каникул. И вот мы с рюкзаками идем в сторону автобусной остановки… Очень было грустно. В школу идти совсем не хотелось, хотелось всю зиму учитывать зверей, но увы…

    Так мы силами кружка возобновили на биостанции зимние учеты млекопитающих по следам, которые еще в 70-е здесь начали проводить студенты биологического факультета МГУ годы руководством известнейшего зоолога и натуралиста Александра Николаевича Формозова.
 
2004 г.
 
Комментарии (1)
Екатерина # 1 декабря 2017 в 17:29 0
Здорово, что всё так подробно. Живо представилось действие, как маленький фильм или спектакль. Спасибо)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев